Документы для усыновления ребенка в 2018 году из детских домов

Как усыновить ребенка в Казахстане

Документы для усыновления ребенка в 2018 году из детских домов

Кто имеет право на усыновление и какие для этого необходимы документы.

Казахстанцев потрясла история девочки из Актау, от которой в роддоме отказалась мама, через несколько лет удочерила родная бабушка, а после получения пособия семья вернула ребенка в детскую деревню. Редакция Today.kz выяснила, кто имеет право на усыновление ребенка в РК, каким требованиям должен отвечать этот человек, а также какие документы необходимы для этой процедуры.

Первый шаг для будущих родителей – даже не поиск ребенка, а подача заявления в орган, осуществляющий функции по опеке или попечительству, то есть в управление либо отдел образования города или областного центра. После этого нужно получить направление или подтверждающий документ для постановки на учет лиц, желающих усыновить ребенка.

Следующий этап – выбрать ребенка и наладить с ним контакт, узнать о привычках, вкусах, особенностях. Встречи и знакомство с ребенком должны продолжаться не менее двух недель под наблюдением представителя органа опеки.

Затем необходимо в письменной форме подтвердить факт ознакомления с медицинским заключением о состоянии здоровья ребенка и провести независимое медицинское освидетельствование усыновляемого.

Лишь после этого пара, желающая взять мальчика или девочку в семью, может подать заявление в суд.

Управление образования в свою очередь предоставляет в суд разрешение о передаче ребенка на усыновление на основании проверок спецкомиссии.

На заседании суда необходимо личное присутствие усыновителей, представителей органов управления и отделов образования, а также прокурора. Забрать усыновленного ребенка можно, предъявив документ, удостоверяющий личность и решение суда.

Семья, забравшая ребенка из детского дома, не реже одного раза в год до достижения им совершеннолетия должна будет предоставлять отчеты об условиях его жизни, обучении, воспитании и состоянии здоровья. Органы опеки будут систематически проводить проверки и вести наблюдения. 

Кто имеет право на усыновление ребенка

Усыновить ребенка разрешается лицам, имеющим все условия для его нормального физического, психического, духовного и нравственного развития. Пара обязательно должна состоять в браке. Разница в возрасте между усыновителем и ребенком может составлять не менее 16 лет и не более 45 лет. 

Усыновителями могут выступать совершеннолетние лица, за исключением:

– лиц, признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными;

– семьи, где один из супругов признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным;

– лиц, лишенных судом родительских прав или ограниченных судом в родительских правах;

– лиц, отстраненных от обязанностей опекуна или попечителя за ненадлежащее выполнение возложенных на него законами РК обязанностей;

– бывших усыновителей, если усыновление отменено судом по их вине;

– лиц, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права;

– людей, не имеющих постоянного места жительства;

– лиц, придерживающихся нетрадиционной сексуальной ориентации;

– лиц, имеющих непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления на момент усыновления;

– лиц без гражданства;

– лиц мужского пола, не состоящих в зарегистрированном браке (супружестве), за исключением случаев фактического воспитания ребенка не менее трех лет в связи со смертью матери или лишением ее родительских прав;

– супругов, которые на момент усыновления не имеют дохода, обеспечивающего усыновляемому ребенку прожиточный минимум, установленный законодательством РК;

– людей, состоящих на учетах в наркологическом или психоневрологическом диспансерах.

Также усыновителями не могут быть граждане, имеющие следующие заболевания: СПИД, ВИЧ-инфекции, психические расстройства, туберкулез, болезни, передающиеся половым путем, тяжелые дерматозы, алкоголизм, наркомания, токсикомания. 

Необходимые документы для усыновления детей:

– письменное заявление о желании усыновить ребенка;

– заявление о проведении обследования жилищно-бытовых условий;

– копия документа, удостоверяющего личность;

– письменное согласие близких родственников на усыновление ребенка;

– не менее трех рекомендательных писем друзей или соседей;

– справки о размере совокупного дохода;

– справка о семейном положении;

– справки о состоянии здоровья, в том числе психического, об отсутствии наркотической (токсической), алкогольной зависимости;

– справка об отсутствии судимости;

– документ, подтверждающий наличие жилья;

– заключение о возможности быть усыновителем, выданное органом, осуществляющим функции по опеке или попечительству, по месту регистрации в качестве кандидата в усыновители.

https://www.youtube.com/watch?v=Dq6YajEHRoc

Для усыновления не требуется согласие родителей ребенка, в том случае, если:

– родители неизвестны, нет в живых, объявлены судом без вести пропавшими;

– признаны недееспособными;

– лишены родительских прав;

– не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания более шести месяцев по причинам, признанным судом неуважительными. 

Суд не имеет право требовать подтверждающих согласие родителей документов, если мать ребенка отказалась от него в больнице

Напомним, на днях жительница Актау вернула в детскую деревню семейного типа “Шанырак” удочеренную воспитанницу, разочаровавшись в размере ежемесячного пособия. Девочка является родной внучкой женщины. 

Согласны ли вы с тем, что в Алматы нужно ввести платный въезд?

Да. Это улучшит ситуацию с пробками в центре

Нет. Это только лишний повод содрать деньги с людей

Да. Но если только въезд будет бесплатным для тех, кто живет вне города, а работает в нем

Нет. Это нарушение моего права на свободу передвижения

Источник: http://today.kz/news/zhizn/2018-05-28/766207-kak-usyinovit-rebenka-v-kazahstane/

В ордло не позволяют усыновлять детей из детдомов на свободную территорию

Документы для усыновления ребенка в 2018 году из детских домов

Інна Дибан, Донбас Реалії

(Друкуємо мовою оригіналу)

В начале военной агрессии на востоке Украины с оккупированных территорий были вывезены все интернаты и детские дома, кроме двух.

При этом эвакуировать могли только детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. Их было 1600 человек, и они составляли небольшой процент тех, кто в целом проживал в учреждениях.

Кто остался на оккупированной территории в интернатах и что о них известно?

Весна 2014 года. Мария (имя героини и ее дочери изменены) начала процедуру усыновления двухмесячной Насти в Луганске по классической схеме: сдача анализов, подготовка справок и других документов.

Мать Насти на тот момент еще не была лишена родительских прав і сначала должен был состояться суд. Пока на протяжении полутора месяцев Мария ждала суда, в Луганске начались военные действия и, приблизительно в мае, детские дома были эвакуированы из оккупированных территорий.

Детей вывозили в различных направлениях, и среди них была, в том числе, и маленькая Настя.

Мы ее потеряли, не знали, куда ее увезли

«Мы ее потеряли, не знали, куда ее увезли, это закрытая информация, нам ее никто не давал», – рассказывает Мария.

Тогда они вместе с супругом переехали в Киев, стали на учет и начали заново проходить процедуру усыновления уже в столице. Паралельно они продолжали искать Настю через всевозможных знакомых. Они сдавались и через полтора года Мария наконец узнала, где находится ребенок.

В общей сложности эта история длилась для нас два с половиной года

«Мы нашли ее след в Харькове. Поехали туда в детский дом, разговаривали с его директором, рассказали нашу историю. На тот момент у Насти все еще не было нужных для усыновления документов.

Мы снова запустили процесс усыновления, готовили документы на ребенка, свои документы. В общей сложности эта история длилась для нас два с половиной года. Мы забрали Настю, когда ей было 2,8 лет.

С момента, как мы ее нашли в Харькове, и как забрали домой в Киев – прошло 8 месяцев», – делится Мария.

Эта долгая история – с ее сложным «военным» поворотом, бюрократическими трудностями, переживаниями – все-таки оказалась со счастливым финалом.

Но сколько детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, остается на оккупированной территории, и какая их судьба?

Дети из Донецкого детского дома, 2014 год

Усыновить детей из ОРДЛО могут только «местные»

По украинским законам, усыновить ребенка могут граждане Украины возрастом от 21 года, а разница между усыновителем и ребенком должна составлять не меньше 15 лет.

Чтобы начать процедуру усыновления, граждане должны подать заявление в службу по делам детей по месту жительства, собрать нужные документы, потом ждать пока служба по делам детей их проверяет, проводит оценку жилищных условий и выносит вердикт.

Если вердикт положительный, заявители становятся кандидатами в усыновители и ждут своего ребенка. Этот процесс может занимать от нескольких месяцев до нескольких лет.

В соответствии со статьей 24 Закона Украины «Об охране детства» – усыновление иностранцами ребенка, являющегося гражданином Украины, производится, «если были исчерпаны все возможности передачи под опеку, попечительство, на усыновление или воспитание в семьи граждан Украины».

Появление так называемых «ДНР» и «ЛНР» усложнило ситуацию детей из детских домов и школ-интернатов. Они оказались в своеобразной ловушке, так как вооруженные группировки не разрешают иностранцам, а значит и украинцам, проживающим на подконтрольной Украине территории, усыновлять детей.

«Согласно «временному порядку», право на усыновление ребенка имеют лица, зарегистрированные и постоянно (более 180 календарных дней в год) проживающие на территории «ДНР», – говорится на сайте самопровозглашенной «администрации» Донецка. Такие же правила действуют и на оккупированной части Луганской области.

Усыновить детей из оккупации теперь могут только те, кто постоянно там проживает. Но помимо этого, возникает еще один вопрос – документы и легитимность всего происходящего с ними.

Если человек прописан в Донецке и имеет украинский паспорт, он может усыновить ребенка из детского дома Донецка

«Граждане Украины, которые проживают на оккупированной территории, могут усыновить детей. Другое дело в том, что сейчас процесс усыновления происходит по тем «нормативным документам», которые действуют в «ДНР» и «ЛНР».

То есть если человек, допустим, прописан в Донецке и имеет украинский паспорт, он может усыновить ребенка из детского дома Донецка», – рассказывает глава общественного союза «Українська мережа за права дитини» Дарья Касьянова.

мальчик их Донецкого детского дома

В группировке «ДНР» утверждают, что отдали в семьи 205 детей

Официальных данных о количестве детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, пребывающих на оккупированной территории, нет. Можем судить только по информации, которую предоставляют сепаратистские СМИ и так называемые «министерства труда и социальной политики» «республик».

Так, по последним данным, на оккупированной территории Донетчины на 2018 год числятся 3852 ребенка-сироты и лишенных родительского попечения.

На неподконтрольной части Луганщины, в свою очередь, насчитывается 2111 сирот и детей, оставшихся без попечения родителей по состоянию на 2017 год. При этом, по данным местных СМИ, в 2017 году там усыновили всего троих детей, а около двух тысяч оказались на попечении «республики».

Из них, по словам «министра труда и социальной политики ЛНР» 87% устроены в семейные формы воспитания, остальные дети находятся или в домах семейного типа, или под опекой физических лиц».

В то же время, «начальник управления по делам семьи и детей министерства труда и соцполитики «ЛНР» говорили о 17 усыновленных детей в 2017 году.

Как сообщают сепаратистские СМИ, ссылаясь на так называемого «директора Государственной службы по делам семьи и детей» Светлану Майбороду, всего в «ДНР» было усыновлено 205 детей, а с начала 2018 года – 16.

Но какие бы данные не предоставлялись группировками «ДНР» и «ЛНР» в открытых источниках, их нельзя считать достоверными и объективными, поскольку их невозможно проверить.

На остальной территории Украины показатели в разы выше. Количество детей в интернатных учреждениях в 2018 году достигло отметки 106 700.

Из них большую часть нельзя усыновить, так как зачастую из всех детей, которые находятся в детских домах или школах-интернатах, лишь около 5% являются биологическими сиротами, то есть подлежащими усыновлению.

И эта цифра касается всей территории Украины, в том числе, и оккупированной. Так, за первые 5 месяцев 2018 года было усыновлено 604 ребенка, сообщает «Укринформ», ссылаясь на данные Минсоцполитики.

Почему дети попадають в детдома?

В интернатных учреждениях находятся дети (около 95%), у которых есть родители

Причины попадания детей в детские учреждения в оккупированной части Донбасса абсолютно такие же, как и на остальной части страны.

«Показатели биологического сиротства, то есть когда у ребенка погибли родители, низкие. Как правило, детей, у которых гибнут родители, сразу же забирают в семью их родственники.

В интернатных учреждениях находятся дети (около 95%), у которых есть родители, но в силу бедности, отсутствия работы, нахождения в сложных жизненных обстоятельствах, проблем со здоровьем, ребенок находится в интернате», – рассказывает Дарья Касьянова.

При этом, «министерства республик» не рассказывают, у какого количества детей есть родители, но дети все равно вынуждены жить в детдомах или интернатах.

Элтон Джон в детском доме Макеевки, 2009 год

​Некоторых детей было трудно эвакуировать из-за тяжелых форм инвалидности – Кулеба

По словам Уполномоченного президента Украины по делам ребенка Николая Кулебы, с началом войны с оккупированных территорий были эвакуированы все детские дома, кроме двух, в которых находились дети с инвалидностью, потому что директора тех школ-интернатов не захотели вовремя эвакуироваться и не смогли организовать процесс.

С началом войны с оккупированных территорий были эвакуированы все детские дома, кроме двух

Многих детей было трудно эвакуировать из-за тяжелых форм инвалидности. Также, отмечает Николай Кулеба, при эвакуации детей из детдомов и школ-интернатов имеются в виду только дети-сироты и дети, лишенные родительской опеки. Их на момент развития военного конфликта насчитывалось 1600 человек.

Узнать о состоянии детей и учреждений, в которых они живут в оккупации, крайне сложно. Единицы из международных организаций оказывают гуманитарную помощь через местные общественные или волонтерские организации, которые базируются в ОРДЛО. В свою очередь, сепаратистские СМИ транслируют сентиментальные истории, поощряя людей усыновлять или брать под опеку детей.

«Я предполагаю, я не была там лично, но по тому, что я читаю в , вижу, что посещают детские дома волонтерские организации, неравнодушные жители, как это было и до начала войны. Интернатные учреждения там – это те же дома, отремонтированные в начале 2000-х годов.

В течении 10 лет было много спонсоров, которые помогали детским домам, которые покупали хорошее оборудование, обеспечивали материально-техническую базу – в этих условиях и работают учреждения.

Я не видела фактов, что дети голодают, я знаю, что в первую очередь волонтеры завозят продуктовые наборы, памперсы, медикаменты именно в детские дома, интернатные учреждения», – рассказала Дарья Касьянова.

Помимо ОРДЛО, существует еще и «серая зона» – участок вдоль линии размежевания. Там на сегодняшний день есть всего несколько специальных школ для детей с инвалидностью.

Все остальные учреждения оказались на безопасной территории Донецкой и Луганской областей: в Северодонецке, Краматорске, Мариуполе.

Детей оттуда продолжают усыновлять украинцы, проживающие в этом регионе, а условия их проживания во многом зависят от директоров детских домов и школ-интернатов, волонтеров, общественных организаций.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

Источник: https://www.radiosvoboda.org/a/29507344.html

Процедура усыновления в Кыргызстане все еще остается сложной

Документы для усыновления ребенка в 2018 году из детских домов

Специалист Министерства социального развития и труда КР Адилет Кудайбердиева в интервью «Азаттыку» рассказала о процедуре усыновления и сообщила, что на сегодня в очереди на опекунство стоит 213 человек.

«Азаттык»: После выхода материала о детях, которые были брошены матерями в России и позже привезены в Кыргызстан, в «Азаттык» поступили просьбы рассказать подробнее о процедуре усыновления ребенка в республике. С чего, в первую очередь, надо начинать тем, кто хочет получить опеку над ребенком?

Брошенные дети, равнодушное общество…

​Найденный на берегу канала труп младенца снова вынес на повестку дня ситуацию с родителями, которые идут на преступление, чтобы только избавиться от детей.​

Адилет Кудайбердиева: Эта процедура строго регламентирована постановлением правительства. Согласно этому документу, граждане Кыргызстана, желающие усыновить или удочерить ребенка должны обратиться по месту проживания в региональное отделение Минсоцразвития. Там они должны получить заключение о том, что имеют право на получение опеки.

Для получения этого заключения необходимо предоставить требуемые документы. Это заявление от будущих усыновителей, ксерокопии паспортов, от супружеских пар – копия свидетельства о браке, а также справки о состоянии семьи и с места жительства. Кроме того заявитель должен предоставить копии документов о том, что у него имеются постоянные источники дохода и собственное жилье.

«Азаттык»: Получается тот, кто хочет усыновить ребенка, должен иметь недвижимость?

Адилет Кудайбердиева: Там не написано, что «постоянное место проживания». Но нужен документ, что он живет там – это может быть справка о проживании или же договор аренды.

Кроме того нужны справка о состоянии здоровья и уведомление из МВД об отсутствии судимости. Медицинские справки включают в себя заключение наркологии и психдиспансера о том, что заявитель не состоит у них на учете.

Также запрашиваются характеристики на гражданина с места работы и по месту проживания.

Эти документы признаются действительными в течение года. На заключительном этапе соответствующий специалист выезжает туда, где проживает заявитель, и проверяет бытовые условия. По итогам составляется акт, и в течение 14 рабочих дней решается вопрос – дано разрешение или нет, готовится заключение.

«Азаттык»: Есть сведения, что очереди для усыновления детей очень большие. Сколько всего человек сейчас в листе ожидания?

Адилет Кудайбердиева: Эта процедура тоже проводится согласно постановлению правительства. Есть норма о создании Государственной информационной базы о детях, оставшихся без попечения родителей.

Согласно этому правилу, граждане, получившие положительное заключение о праве на усыновление, вносятся в государственный банк данных и регистрируются в реестре. Эта база работает по каждому району. На данный момент в ней зарегистрировано 213 человек, которые ждут своей очереди. Этот показатель постоянно меняется – то меньше, то больше.

Граждане могут напрямую обращаться в детские социальные учреждения, но самостоятельно встретиться с ребенком они не могут, у них таких прав нет.

«Азаттык»: А есть база по детям, которых можно усыновить или удочерить?

Адилет Кудайбердиева: Такая база есть. Но имена – ни детей, ни будущих усыновителей – не разглашаются. Это считается секретной информацией. На сегодня оставшимся без попечения родителей считается 231 ребенок.

Эта цифра тоже постоянно меняется, то увеличиваясь, то уменьшаясь. При этом 95% детей, которые внесены в этот банк данных – это дети с особенностями здоровья, или имеющие патологию, а также те, от кого отказались родители.

«Азаттык»: А среди кыргызстанцев есть те, кто решает взять к себе ребенка с особенностями? Чаще всего мы слышим, что это делают только иностранцы.

Адилет Кудайбердиева: Наши граждане стараются усыновить детей до 5 лет. Зачастую также они согласны взять детей с особенностями, если возможна медицинская коррекция. Но, к сожалению, в государственной базе – дети с тяжелыми заболеваниями, от которых отказались родители.

«Азаттык»: Из России были привезены дети, у которых все в порядке со здоровьем, но родители отказались от них. Сообщалось, что их определили в детские дома. Многие граждане по этому поводу говорят, что «мы бы воспитали их, чем они росли бы сами, без родительского тепла».

Адилет Кудайбердиева: По поводу детей, которых привезли из России, то на территории страны сейчас ведется работа по поиску их родственников, а также будут предприняты попытки воссоединить их с биологическими родителями. Если родственники не найдутся, тогда их тоже внесут в единую базу.

«Азаттык»: Сколько примерно детей в год обретает новых родителей?

Адилет Кудайбердиева: В Кыргызстане за три месяца 2018 года усыновили 176 детей. И не все из них состоят в той единой информационной базе. Есть случаи, когда принимают решения суды, но обязательно с участием районов. Кроме того, восемь детей были усыновлены иностранными семьями.

«Азаттык»: Ходят разговоры, что желающих усыновить много, но из-за множества бюрократических процедур они идут на то, чтобы купить ребенка, что им кажется проще. Будут ли рассмотрены варианты облегчения процесса усыновления?

Адилет Кудайбердиева: На самом деле это самый краткий перечень требуемых документов, и в Кыргызстан в этом плане очень лояльные условия. После усыновления по норме социальные работники три года наблюдают за семьей и посещают ее два раза в год.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Источник: https://rus.azattyk.org/a/kyrgyzstan_children_addopted/29331382.html

Постановление о человечности: как реформа детдомов должна изменить жизнь сирот

Документы для усыновления ребенка в 2018 году из детских домов

Постановление правительства РФ “О деятельности организаций для детей-сирот”, подписанное в мае 2014 года, запустило в стране масштабную реформу сиротских учреждений.

В стране их насчитывается более 1300, почти все они — государственные, частных — менее десятка. Есть и своя специфика: так, все организации делятся на образовательные, медицинские и социальные, в зависимости от подведомственности.

По данным на конец 2018 года, в них содержится примерно 73 тысячи детей.

О том, почему реформа детских домов была необходима и удалось ли ей за это время сделать жизнь воспитанников лучше, ТАСС рассказала руководитель благотворительного фонда “Волонтеры в помощь детям-сиротам” Елена Альшанская.

Почему назрели изменения

Изменения системы устройства детей в коллективные учреждения идут во всем мире примерно с 60-х годов. Если бы не распался СССР, мы бы это сделали еще в начале 90-х.

В 50–60-х годах появились исследования психологов и социологов о том, как влияет на ребенка его проживание в условиях коллектива.

Самое большое количество исследований связано с детьми раннего возраста, потому что проживание в коллективной среде оказывает на них самое пагубное воздействие.

Мы видим по выпускникам сиротских учреждений, насколько сложно и часто не очень успешно складывается их судьба. И эта ситуация не связана с качеством обслуживания, плохой едой или с угрюмым персоналом.

Прежде всего, она связана с тем, что у ребенка раннего возраста есть потребность в конкретном заботящемся взрослом, она абсолютно естественна, не связана с культурой, это, скорее, биологическая потребность.

Когда она не удовлетворяется, это приводит к довольно разрушительным последствиям для личности ребенка.

Многие не задумываются, что когда мы были маленькими, мы усваивали много разных вещей, которые мы реализуем во взрослой жизни: как устроены отношения в семье, как папа общается с мамой в нашей семье, в семье друзей, как устроен быт в доме, как заботятся или не заботятся о детях, каким образом взрослые зарабатывают деньги.

Условия жизни детского дома — это искусственная среда, далекая по всем своим признакам от того, как живут люди

Ребенок начинает подстраиваться под эту среду, учиться в ней взаимоотношениям, правилам. Внутри этой среды нет человеческих, личностных отношений, таких, какие есть в семье.

Потому что это рабочая среда, в ней профессиональные отношения.

У людей там нет эмоциональной близости, это было бы странно, если бы ее проявляли воспитатели на рабочем месте, — обнимали друг друга, целовали, жаловались на жизнь, садились в обнимку, смотрели телевизор.

Понятно, что ничего подобного в учреждении не может быть. Там нет такой понятной разницы между семейной, внутренней средой и внешней средой окружающего мира, какая есть в любой семье.

Люди уходят на работу, приходят домой, к ним приходят гости. Вся система координат усваивается ребенком не по рассказам, а через свою жизнь и переживания.

Когда нет такого опыта, социализация дается с большим трудом.

Простой пример: когда ребенок живет в семье, он знает, что его родители уходят на работу и возвращаются с работы домой. Это правильный порядок жизни. Там они зарабатывают деньги, на них покупают продукты, вещи, игрушки, приносят их домой.

Ребенок созревает, видя всю эту историю, и будет делать так же сам. Ребенок, который живет в детдоме, видит зеркальную картину — взрослый приходит к нему на работу, а уходит от него домой. Взрослый зарабатывает уходом за ним.

Эти вещи разрываются в его сознании.

Что меняет реформа

Она меняет цели и задачи и тип функционирования детских домов. Вместо казарм постоянного содержания мы делаем из них временные центры, устроенные по семейному типу. Ведь, по сути, то, как были устроены детские дома до реформы, вредило ребенку. Именно задача снизить вред стояла перед подобной реформой во всех странах мира, и наша страна не исключение.

Когда мы начали предлагать в Совете при Правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере предложения по реорганизации детских домов, мы опирались на существующий международный и российский опыт.

Доказано, что коллективное проживание не полезно для детей. Нужно сделать по-другому — организовывать семейно-воспитательные группы и семейные детские дома.  

Решение этой проблемы не только в изменении системы детских домов, а в первую очередь в изменении политики устройства в нее детей. То есть самое главное — не допускать устройства ребенка в коллективное учреждение

Это возможно, если мы выстраиваем работу с его кровной семьей. Мы оказываем помощь людям, чтобы они не отказывались от детей и чтобы у них детей не изымали в ситуациях, когда они не причиняют детям сознательного вреда, а просто не справляются с тяжелыми обстоятельствами. Надо развивать поддержку и семейному устройству, чтобы мы наконец начали подбирать ребенку семью, а не семье ребенка.

Эта идея заложена в несколько пунктов постановления — ребенок размещается в учреждение, только если органы опеки не нашли никакой возможности устроить ребенка даже на предварительную опеку (это такая опека, когда человек может не собирать много справок, достаточно паспорта и осмотра жилья). То есть опека должна сначала поискать близких и знакомых ребенка, и только если это не получается, она должна отправить его в детский дом. Пока это мало где заработало на практике. Чаще всего опека не очень охотно ищет родственников и знакомых, а сразу везет в детдом.

Важный пункт — план развития жизнеустройства ребенка, который каждые полгода опека должна пересматривать вместе с детским домом.

В этом плане должно быть зафиксировано, какие действия предприняты, чтобы ребенка вернуть в кровную семью, устроить в семью родственников или устроить в замещающую.

Это новая история, где-то это происходит формально, где-то действительно пересматривают каждые полгода вопрос, почему ребенок все еще находится в учреждении.

Впервые какие-то ограничения ситуации передачи ребенка по заявлению появились только в этом постановлении, сейчас это требует еще больших изменений, потому что в учреждениях сейчас очень много детей находится по заявлению родителей.

Раньше любая семья могла отдать ребенка в детдом — потому что было  широкое определение, что такое тяжелая жизненная ситуация, кроме того, могли поместить, чтобы получить образовательные, социальные и медицинские услуги.

Никакого ограничения на сроки никогда не было, не было и задачи работать с семьей над изменением ситуации.

За каждым ребенком стоит своя история. Иногда это трудная ситуация в семье, где нужна была помощь, но единственный вариант помощи, которую предложили, — разместить ребенка по заявлению.

Очень много детей с инвалидностью, вроде как на получении “социальной услуги в стационарной форме” всю жизнь живут в детских домах — интернатах, потом переходят в психоневрологические интернаты, родители очень часто не навещают детей, никак не участвуют в их жизни.

В результате у нас очень много детей не потому, что у них трудная ситуация и у родителей не было другого варианта, а потому что им никто другой вариант не предложил.

И сегодня в рамках законодательства уже нельзя просто так ребенка сдать. У нас появился формат трехстороннего соглашения, в котором прописаны четкие сроки, причины размещения ребенка, ответственность и обязанность родителей его навещать, участвовать в его воспитании.

И требования к организациям предоставить родителям разнообразные виды помощи, чтобы их сложная ситуация разрешилась и они могли своего ребенка забрать домой. Где-то это стало инструментом реального сокращения сроков пребывания детей, но чаще это пока формальный документ. Это все — новые требования, новые инструменты.

Нужно не только время, но и обучение кадров и контроль над тем, чтобы это исполнялось.

Создание благоприятной среды

Постановление закончило ситуацию с перемещением ребенка внутри детдома из группы в группу. Раньше это было повсеместно. Для малышей особенно это была острая травма и стресс. В домах ребенка были перемещения каждые полгода.

Из дома ребенка он перемещался в детский дом, потом в интернат, то есть постоянно менял сначала группы, потом учреждения. В результате ребенок после выхода из детдома не умеет устанавливать постоянные отношения, не умеет беречь свое место в жизни.

Удивляются, почему у него бардак, он все продал и пропил, но это то, как мы создали ему эту личную историю, вырастив среди бесконечных потерь и перемещений.

Перемещения внутри учреждений в основном везде прекратились. Остались перемещения между учреждениями. Хотя постановление требует не перемещать ребенка, однако сохранились разные типы учреждений, которые подчиняются разным ведомствам, и это вынуждает учреждения перемещать детей.

Например, в четыре года из дома ребенка его вынуждены передавать дальше, в детский дом или интернат — у дома ребенка нет прав держать детей старше четырех лет. Мы вышли с новой инициативой изменить постановление так, чтобы мы перестали отправлять детей по этапу учреждений и пока ребенок находится под государственной опекой, создали для него стабильную спокойную среду.

Сама та среда теперь должна быть устроена по квартирному типу, в условиях приближенных к семейным, — прямо с такой формулировкой в постановлении. То есть ребенок, по сути, должен быть как бы в отдельной квартире с бытом, очень близким к обычному. Чтобы ребенок мог готовить, мог со взрослыми ходить в магазин, мог иметь свое личное пространство и свои личные вещи.

Должны появиться постоянные взрослые у ребенка. Постоянные воспитатели, у которых есть функция индивидуальной работы с детьми — наставничества

Акцент теперь на социализации, на выходе во внешний мир и участие в жизни наравне с другими детьми. Теперь ребенок не может, как это было раньше, учиться внутри детдома. В конце 80-х у нас большая часть детских домов была школами-интернатами, совмещая проживание и обучение.

У ребенка не было повода выйти за забор и соприкоснуться с обычным миром. Это претерпело существенные изменения. Ребенок должен учиться вне детдома, ходить на мероприятия. Внутри он может продолжить обучение, если невозможно учиться снаружи. Но мы сейчас меняем эту трактовку, делаем ее более конкретной.

Потому что эта невозможность во многих учреждениях трактуется как нежелание что-то делать.

Еще важный пункт — детей должны навещать их родственники, знакомые, близкие взрослые. Организации обязаны обеспечить общение ребенка с теми, с кем он был знаком до попадания в учреждение.

Детские дома не привыкли к этому, они пускали только опеку, максимум маму, а теперь какие-то знакомые. В ряде учреждений это начали практиковать.

По сути, мы из закрытых учреждений должны сделать учреждения открытые.

Где и что изменилось по итогам мониторинга

Сегодня в организациях для детей-сирот созданы более человеческие условия. Мы были с мониторингом в некоторых учреждениях с разницей в год-два и видим большую разницу. Когда приезжали в первый раз, были неустроенные комнаты на 15 человек, через год из нее сделали две, группы стали меньше, человеческая жизнь появилась внутри. Но этот процесс не находится в точке финала, это начало пути.

Есть регионы-лидеры — Москва, Тюменская область, есть аутсайдеры. Проблема не в регионах, а в разницах между учреждениями, — между учреждениями здравоохранения, образования и соцзащиты.

Учреждения системы соцзащиты оказались самыми отстающими — это детские дома — интернаты для детей с умственной отсталостью, куда много лет отправляли детей, которых в советской системе считали необучаемыми. Они обычно на отшибе, они огромные, с коридорной системой, в них самые тяжелые дети.

У них чаще всего не было коммуникации с внешними школами, дети даже не учились внутри. Они там просто сидели. Из такого места сделать рывок в сторону того, что написано в постановлении, очень сложно. У них самая тяжелая ситуация, потому что разрыв огромный.

Но все зависит исключительно от инициативы двух человек — руководителя учреждения и руководителя отрасли на уровне региона. Если эти два человека заинтересованы, то будет почти все. Если один из них — то будет половина.

Если ни один, то не будет ничего. Возможности законодательство предоставило очень широкие. Как идти по этому пути — это задача региональная.

А те ограничения федерального характера, которые мешали в полной мере реформироваться, мы сейчас хотим как раз предложить поменять.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова заявила: “Реформирование этой системы во всех сферах деятельности — и в здравоохранении, и образовании, и социальной защите — происходит.

Можно сказать, что верхний уровень реформирования пройден, но на самом деле есть более сложные и содержательные проблемы, которые нам предстоит обсудить и дать соответствующие поручения с точки зрения изменений в законодательство”.

Кристина Соловьева

Источник: https://tass.ru/obschestvo/6115339

Инструкция по усыновлению: как правильно искать ребенка с помощью интернета

Документы для усыновления ребенка в 2018 году из детских домов

Среди более чем 50 тыс. анкет в российских детдомах трудно найти именно того ребенка, которого семья хочет усыновить. В помощь таким семьям работают специализированные сайты.

С чего начать поиск тем, кто хочет стать усыновителями?

1. Определиться, где искать

Обычно, когда от детей официально отказываются кровные родители или родителей лишают прав, ребенок получает статус «подлежит устройству в семью». С этого момента начинается поиск новой семьи.

Заводится личное дело, его «прикрепляют» к районной опеке детского дома или дома ребенка (в зависимости от возраста).

Если в течение месяца ребенок так и не был устроен в семью, данные о нем передаются в областной каталог.

Так, из опеки района любого подмосковного города данные анкеты попадают в банк Московской области. В Москве и Санкт-Петербурге есть свои базы данных. И практически каждый субъект Федерации имеет свои сайты с каталогами детских анкет.

В пределах домашнего региона найти ребенка можно быстрее, чем на федеральном уровне — помимо размещения на сайтах, объявления о малышах, нуждающихся в семейном устройстве, регулярно печатаются в местных изданиях, на региональных телеканалах показывают специальные социальные ролики, проводятся всевозможные мероприятия и акции, привлекающие внимание к детям-сиротам.

Объединяет же всех малышей и подростков, ищущих приемных родителей или усыновителей, федеральный банк данных «Усыновите.ру». Здесь собрано 51 072 анкеты детей-сирот, нуждающихся в семье. В анкетах, помимо фото (видео) ребенка, обычно указывают имя без отчества и фамилии, месяц и год рождения (не прописывают полностью дату).

Также дают краткую характеристику: интересы, увлечения, темперамент, особенности здоровья. В анкете даются контакты органов опеки и попечительства, в ведении которых находится ребенок, и указываются возможные виды семейного устройства — усыновление, опека. Поясняются и причины отсутствия родительского попечения матери и отца.

Более подробную информацию можно получить лишь при личной встрече с ребенком и сотрудниками органов опеки.

Региональный или федеральный банк данных выдает направление для посещения ребенка, но прежде согласовывает встречу с районным органом опеки: возможно, что ребенка уже кто-то начал навещать, обратившись в район напрямую, или появились родственники, которые решили его забрать в семью.

Владимир Песня/РИА Новости

NB: во многих случаях усыновителям очень трудно выбрать ребенка по фото, так как в большинстве каталогов представлены некачественные фотографии, многие снимки сделаны самими сотрудниками органов опеки. Для полноценной анкеты федеральной базы такие фотографии явно не подходят, считают эксперты.

«Изучаю сайт «Усыновите.ру». Хорошо, что такой ресурс есть, и он помогает найти детей-сирот, которых можно взять в семью. Но как детей снимают на фото — нет слов.

Как перед расстрелом или после отсидки в зоне, — выразил свое возмущение на странице в  Александр Гезалов, публицист, общественный деятель, эксперт Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, член Совета Министерства образования и науки РФ по вопросам защиты прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. — В ряде регионов фотографии сделаны будто специально — «не берите этих детей». Когда же фонды и НКО начнут помогать снимать детей-сирот так, чтобы выявить реальные и плюсы и минусы?»

К сожалению, в России не так много НКО, занимающихся проблемами детей, оставшихся без попечения родителей, которые могут создавать качественные видео и делать презентабельные фотографии.

Одно из приятных исключений — благотворительный фонд «Измени одну жизнь». На сайте фонда собрана самая большая база видеоанкет детей, мечтающих обрести любящую семью. Сейчас в списке ожидания находятся 19 724 ребенка. Каждый ролик — мини-история о ребенке, его увлечениях, мечтах и желаниях.

Именно такие видеорассказы дают шанс ребенку быстрее найти родителей.

Сотрудники фонда также помогают семье подготовиться к приему ребенка в семью: консультируют по вопросам семейного устройства, регулярно проводят вебинары, предоставляют бесплатные билеты для родителей, которые едут за ребенком в другой регион.

Есть примеры и в регионах. Например, благотворительный фонд «Счастливые дети» из Красноярска также делает качественные фото и видео, специально собирая на это пожертвования. Приглашаются профессиональные фотографы и видеооператоры, создается красочное портфолио ребенка, которое в дальнейшем публикуется в Сети.

2. Научиться читать объявления. В том числе между строк

На что нужно обратить внимание в объявлениях и анкетах?

1) Здоровье ребенка. Про особенности здоровья в анкетах подробно писать не принято. Поэтому важно при общении с представителями региональной опеки узнать подробную историю жизни и развития ребенка.

Часто соцработники знают директоров детских домов лично, поэтому при посещении органов опеки можно попросить их позвонить в тот детский дом, откуда собираетесь забрать малыша.

Важно спросить, как растет ребенок: постоянно ли изолируется от сверстников или, наоборот, старается быть в центре внимания и т.п.

Но нужно иметь в виду, что подопечным детских домов иногда беспричинно ставят диагноз «задержка в развитии», — это отмечают многие семьи, усыновившие детей. Все потому, что в большинстве случаев внимания персонала не хватает на всех малышей, а развитие ребенка без постоянной помощи взрослого может задержаться.

Владимир Песня/РИА Новости

2) Наличие братьев и сестер. По мнению Александра Гезалова, необходимо не просто указывать, есть ли они у ребенка, но и давать ссылку на их анкеты. Ведь согласно статье 124 Семейного кодекса РФ, усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей.

Вполне возможно, что органы опеки не разрешат разлучить детей, и тогда усыновители должны решить, смогут ли они взять в семью сразу нескольких, да еще и разных возрастов. Благотворительный фонд из Санкт-Петербурга «Дети ждут» в анкете каждого подопечного указывает ссылки на портфолио братьев и сестер, что дает возможность будущим родителям обдумать дальнейшие действия.

3) Актуальность информации. Данные о детях поступают в федеральные базы с задержками и обновляются достаточно редко.

Например, информация о детях, не достигших годовалого возраста, обновляется раз в год, а в отношении малышей старше одного года обновление производится раз в три года.

Поэтому нужно перепроверить, не появилась ли семья у этого ребенка. Сделать это быстрее всего можно на региональном уровне.

https://www.youtube.com/watch?v=6odfQ0XK8dg

Обновление от 01.02.2018 г. Уточнение:согласно п.

23 Порядка формирования, ведения и использования государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, направляет федеральному оператору актуализированную информацию об установлении, изменении, уточнении или снятии диагноза у детей, оставшихся без попечения родителей, в течение 3 рабочих дней с даты ее поступления, но не реже 1 раза в год; фотографии детей, оставшихся без попечения родителей, до достижения ребенком 3 лет — каждые 4 месяца; в отношении детей в возрасте от 3 до 7 лет — каждые 6 месяцев; в отношении детей в возрасте старше 7 лет — каждые 2 года.

3. Помнить о крайних сроках

Если будущие родители уже определились, с каким ребенком хотят познакомиться лично, то им выдадут (в местных или региональных органах опеки) направление на знакомство с ним.

Действительно оно в течение месяца, после чего нужно принять решение и сообщить об этом в органы опеки.

Стоит помнить, что, пока одна семья думает, другим потенциальным усыновителям встречаться с этим ребенком не разрешено.

Обновление от 01.02.2018 г. Исправление ошибки:направление на посещение ребенка, оставшегося без попечения родителей, действует не месяц, а 10 рабочих дней. Приносим извинения читателям.

Источник: https://www.asi.org.ru/article/2018/01/30/kak-usynovit-rebenka/

Территория советов
Добавить комментарий